Слушать радио онлайн

Ужасный врач

Разное СПбГУТ
02.11.2018
25
0+
0
Ужасный врач

- Вы ужасный врач!
Да, у  Александра Савельевича день задался как нельзя лучше.
- Он никогда себя так не вел! Что вы с ним сделали?! – вопила миловидная дамочка с весьма объемным тюрбаном на голове. Впервые увидев ее, Александр Савельевич незаметно  усмехнулся: его жена тоже имела коллекцию подобных, скажем прямо, странных головных уборов.  С  возрастом их становилось все больше и больше, прямо пропорционально количеству ее длинных седых волос. Александр Савельевич посмеивался над «бзиком» жены, но украдкой, а то ведь обидится, глупая. Но сейчас не об этом.
Из приятных воспоминаний его выдернул новый, не заставивший себя ждать, вопль посетительницы:
- Да как вы смеете улыбаться?! Жалобу напишу! – и она, хлопнув дверью, ушла писать на него огромную по размеру жалобу. Прямо пропорционально высоте ее роста. 
 

Александр Савельевич вздохнул и, задумавшись, протер усы.  Они были его гордостью – густые, аккуратно подстриженные. Его усы вызывали зависть у всех соседей в доме. Ну, может, и не у всех, но у пенсионеров точно.  Пенсионеров, старше семидесяти.

- К вам пациент! – крикнула в приоткрытую дверь ассистентка Надя.  Кричала она часто, и совсем не потому, что Александр Савельевич плохо слышал – нет, слух у него был на высоте!  Просто устала Надя от работы – отпуск-то брать запретили,  а ей рожать уж со дня на день… 
 

Александр Савельевич кивнул и встал из-за стола, чтоб  поприветствовать своего гостя, однако почти тут же сел обратно. Пришла Тамара Никитична.  Четвертый раз за неделю. Александр Савельевич попытался было сгладить свое неловкое приземление на стул робкой улыбкой, но сразу понял, что этого делать не стоит. Тамара Никитична была в ярости. Впрочем, как всегда.
 

- И это вы называете работой? Да вы же ничего толком не сделали! А содрали целую тыщу! Тыщу! Да я на эти деньжищи месяц жить могу! Врач еще называется! Коновал! Да я в прокуратуру напишу, если деньги не вернете! -  тарахтела она, нависая над нашим героем. Хотя она его, конечно, героем не считала. Вообще, она его считала кое-кем другим, но цензура, знаете ли…
- Тамара Никитична, я вам уже не раз говорил, цены на услуги устанавливаю не я, будь моя воля – лечил бы бесплатно, но кушать-то тоже хочется… - начал было оправдываться врач.
- Ах, кушать? Кушать?! – ударная волна голоса Тамары Никитичны заставила его замолчать. – Я тебе покушаю! Ты у меня еще поплачешь! Изверг! Вор! Коновал! 
Хлопнув дверью, Тамара Никитична убежала вслед за миловидной дамочкой с тюрбаном. Интересно, чья жалоба будет длиннее? 
- У вас там все в порядке? – участливо спросила Наденька. Спросила она, как ей и подобает, крича, поэтому уже порядком запуганный Александр Савельевич по привычке вздрогнул и натянул извиняющуюся улыбку.
- Да, Наденька, все хорошо, только вот знаешь.. – но Наденька уже ушла. Дела.
Александр Савельевич с чуть различимой тоской посмотрел в окно,  но ожидаемого не увидел. Уже года как два вместо прекрасных деревьев здесь была стройка. По новым правилам начальство Александра Савельевича должно было установить пандусы  у входа в клинику, но дело это, как понимаете, затянулось.
 
Вздохнув в очередной раз,  Александр Савельевич приступил к работе над картами. Здесь подклеить, тут подшить. По новым правилам в клинике теперь не только пандусы должны быть, но и какая-то база данных. Это, как говорят, в интернетах делается. 
Как вы понимаете, «в интернетах» Александр Савельевич силен не был, поэтому это трудоемкое дело взяла на себя Наденька. Что бы он без нее делал…
Закончив с картами, врач посмотрел на запись – запись он все еще вел вручную, хотя Наденька часто на него за это ругалась. Судя по написанному, к нему должен был заглянуть еще один постоянный пациент – Олежка. 
 

Олежке было сорок лет отроду и у него с матерью жила прекрасная собачка Герцогиня. Мать Олежки сетовала доктору на аллергию сына на собачку, а тот только разводил руками - не его же специальность. Но Олежка все-таки стабильно раз в две недели навещал врача и так же стабильно спрашивал, не появилось ли у него чудо-лекарство. Чудо-лекарство у Александра Савельевича не появлялось  уже полгода, но упорной вере Олежки и его матери можно было только позавидовать.
Время принимать гостей, а задорного паренька – с залысинами – все нет и нет. Александр Савельевич даже еще раз сверился с расписанием и попросил Наденьку заглянуть в эту ее базу данных – и она подтвердила, что да, запись есть, мол, ждите, опаздывают.
Александр Савельевич покорно сел за стол и стал поправлять и так идеально лежащие карты и бланки на анализы.
«Тук-тук!» - Александр Савельевич улыбнулся и своим громким, басовитым голосом – он у него появлялся нечасто, но все же появлялся – позвал пациента в кабинет.
Он ожидал увидеть Олежку, но совершенно опешил от вида его матери. И без Олежки. 
 

«Не уж то что-то произошло» - подумал было доктор, но его короткие раздумья прервала Эта женщина.
Александр Савельевич называл мать Олежки Этой женщиной не потому, что любил ее как Шерлок Холмс любил Ирэн Адлер, а потому, что даже он – интеллигент, муж интеллигентнейшей жены и выходец из семьи аристократов (ну, по крайней мере, манерам его уж точно позавидовало бы завидное большинство), даже он не мог удержаться от выдумывания колких прозвищ для этой старушки. 
Эта женщина с порога стала причитать, что вот, мол, из-за его некомпетентности пришлось отдать Герцогиню каким-то ужасным людям,  ведь Олежкина аллергия так никуда и не пропала. 
- Вы же врач! – восклицала Эта прямо-таки  измученная жизненными тяготами женщина. – Вы должны были помочь! Я же вам столько варенья носила… А пироги! А вы принимали, принимали! А результат где? А результата нет! Результат у извергов этих, которые забрали мою девочку, мою Герцогиню! Ну неужели ничего нельзя было сделать! Вы же врач! – захлебывалась своим горем мать Олежки. 
- Я вам это так с рук не спущу! Вы за все мои страданья ответите! – Гордо подняв голову, сказала Она. – Я иду жаловаться!
И Эта женщина – которая, замечу еще раз, совсем не как Ирэн Адлер – с гордо поднятой головой удалилась по уже протоптанной дорожке к глав.врачу.
Александр Савельевич вздохнул глубже обычного. Три жалобы за день – ну надо же, он побил все рекорды!
Грустно глянув в окно и не увидев ничего, что могло бы поднять ему настроение, он решил,  что на сегодня с него жалоб хватит. Уйдет пораньше и будь, что будет. Только с картами закончит.

Александр Савельевич взял в руки три карты, принадлежавшие трем последним пациентам – вот карта молодого котенка той самой миловидной дамочки с большим тюрбаном. Нужно дописать, что перед последним визитом котенку были выписаны глазные капли  – малыш всю свою недолгую жизнь был почти слеп, пока хозяйка не решила все-таки отнести его к доктору. 
 
Видимо, капли помогли, и котенок начал вести нормальную котёночью жизнь – прыгать, бегать и резвиться, как и подобает котенку. Только вот хозяйке его этой не пришлось по вкусу – он ей нравился больше беспомощным, вечно лежащим «карманным» котиком для тисканья ее детей.
Заполнив первую карту, Александр Савельевич перешел ко второй.
Здесь у нас любимец Тамары Никитичны – немолодой пес  Борька.  Угораздило же его на старости лет  подцепить клеща – да не простого – энцефалитного! Пришлось  спасать  Борьку капельницами, иначе ну никак нельзя было. Об этом каждый ветеринар  знает.
 

Хозяйка была рада быстро поправившемуся другу, правда, до момента, когда ей назвали стоимость  всех процедур. Не выдержав тогда криков, Александр Савельевич взял на себя большую часть расходов на лечение. Только вот «тыщи» ему не хватило, пришлось уговаривать Тамару Никитичну заплатить хотя бы эту сумму. И она, как вы понимаете, осталась недовольна. 
Третья карта принадлежит Герцогине. На удивление здоровая собачка – для ее породы – йоркширский терьер – это редкость. А вот Олежка – сын хозяйки собаки – со здоровьем, увы, подкачал – аллергия на шерсть. И как бы Александр Савельевич ни бился, но донести до Этой женщины  мысль о том, что в собаку он «ничего такого» вколоть не может, и обрить налысо тоже не может, никак не удавалось.  И сыну ее он дать чудо-лекарство тоже не может – не его специальность. Вот если бы Олежка был пуделем...
 

Александр Савельевич аккуратно сложил три карты в стопку остальных и подпер подбородок рукой. Он  работает ветеринарным врачом уже не первый и не второй, и даже не третий десяток лет, а от таких пациентов, как и раньше, отбоя все нет. 
Нет, пациенты-то ладно – помяукали, погавкали, ну покусали чуток – это ладно, это вытерпим. Но их хозяева…
  
 
«Интересно, - подумал Александр Савельевич – А как же с ними человеческие врачи справляются?»...
 

 

Автор:Анастасия Васильева

 

Чтобы оставить комментарий вам необходимо пройти авторизацию
Войти через соцсети

Комментарии (всего 0 шт.):
X

Сообщение об ошибке на сайте







* Вы также можете отправить сообщение на umr@sut.ru

X